«Что делать с российским футболом?». Интервью с Заслуженным тренером РСФСР Борисом Игнатьевым

Борис Петрович Игнатьев

Многие болельщики остались разочарованы результатом российской сборной на прошедшем Евро. Редакция Stavkinasport.com решила обсудить будущее российского футбола с Борисом Игнатьевым. В прошлом он прославился как наставник олимпийской сборной СССР, национальной и юношеской сборных России. Под руководством Игнатьева юношеская сборная Советского Союза выиграла чемпионат Европы в 1988 году. Также к его заслугам можно отнести членство в техническом комитете РФС и звание Заслуженного тренера РСФСР.

Что делать с российским футболом? Бесконечные смены-отставки тренеров, как видим, не спасают. Более того — с каждой отставкой в России убывает количество тренеров с положительной репутацией. Потому что приглашают в сборную обычно самых лучших, а увольняют с формулировкой «не справился». Так у нас скоро вообще назначать некого будет!

Причем эти отставки скорее напоминают некие ритуальные жертвоприношения — чтобы умилостивить гневных болельщиков и богов футбола. Наверное, кто-то им рад, но делу это явно не поможет.

Но что поможет?

На этот вопрос должны ответить специалисты. Свой вариант ответа дал Борис Петрович Игнатьев, прославленный тренер советской и российской футбольной сборной.

— Борис Петрович, в чем, на Ваш взгляд, основные проблемы российского футбола? Как их решить, кто этим должен заниматься? 

— Первая и самая главная — это фундамент, на котором выстраивается большое здание: детско-юношеский футбол. Он не дает ни количества, ни качества «выпускаемой продукции». Есть множество школ, но практически нет четкого понимания, философии — чем они должны заниматься? Если все школы каждый год будут давать хотя бы по одному квалифицированному футболисту в команды мастеров, то этого будет вполне достаточно и даже много.

Проблемы футбола в России

Главная проблема – это фундамент, на котором выстраивается большое футбольное здание:          детско-юношеский футбол

Если мы хотим отвлечь детей от улицы — это одно. Но когда ставим заказ на подготовку индивидуально сильных мастеров футбола — это другое дело. Вот с этого надо начинать. Вести разговор о том, что у школ Министерства просвещения и Министерства спорта стоят разные цели. А нужно ставить одну задачу. Чтобы школы «низшего звена», которые не имеют хороших условий, давали возможность пополнения для серьезных заведений и академий футбола. А главное — надо определиться: что нам важнее — игрок или кубок какой-то? Мне видится, что это должна быть подготовка квалифицированного футболиста в рамках спортивных состязаний. Да, мы постоянно говорим игрокам, что надо побеждать. Но при этом надо главную цель обозначить, не обманывая себя — подготовить профессионала. И не прятаться за то, что мы там наиграли или завоевали.

И отсюда идем дальше. Тренеры — да, они отвечают за команды. Но нет генераторов идей. Нет людей, которые спускают задачу. Ведь «на местах» ждут указующего перста: что мы должны делать? Какие качества мы должны тренировать, на что в первую очередь обратить внимание?

Екатерина Веденеева
Читать также
«Быть на этом пути – наша судьба». Интервью с гимнасткой Екатериной Веденеевой

— А кто должен этим заниматься — обозначать направления? 

— Российский футбольный Союз. Сегодня в отдельных школах нужна массовость — значит, все в обязательном порядке должны выходить на поле! И неважно, умеет он играть или нет. Да, такие школы тоже нужны. Но лучшие футболисты оттуда должны переходить в школы Министерства спорта, где решаются масштабные задачи: подготовка игроков для сборной, для клуба, достижение высоких спортивных результатов. А главное — поменять философию. Нужны не просто победы, а квалифицированные игроки, способные их добиться.

— Будут игроки — придут и победы. 

— Конечно. Так весь мир живет.

— Сейчас футбольные клубы в Сибири и на Дальнем Востоке закрываются, их остались единицы. Теряется огромная территория, где могли бы расти футболисты. Можно ли с этим что-то поделать? 

— Не думаю, если нет заинтересованности. Когда она есть, власти пойдут навстречу. А если нет, искусственно что-то создавать сложно. Мы все время гонимся за «массовкой». Но в условной Тюмени нужен ли нам футбол? Если да, то почему не приживается? Может, тогда проще воспитывать биатлонистов, которые будут представлять страну на Олимпиаде? Или лыжников. А у нас нет погодных условий, нет денег, а мы все гонимся за футболом. А что, есть в этом такая необходимость? Вот если в Барнауле имеется все, чтобы развивать футбол, или во Владивостоке, давайте вкладывать в эти регионы.

— Но если традиции и интерес есть? Вспомним Комсомольск-на-Амуре, Находку, Благовещенск, Иркутск…

— Вопросов нет — если много хороших футболистов выходит. Но если руководители не желают, у них по каким-то соображениям нет интереса?

— В Сибири и на Дальнем Востоке добывают ресурсы. Благодаря этому большие зарплаты футболисты получают на западе страны. А на востоке клубы выживают… Или вообще закрываются. 

— Мы сейчас влезем и ответа все равно не найдем. Конечно, правильнее было бы, если бы деньги общенародные шли нашим детям. Но на сегодняшний день так.

— На пресс-конференции Станислава Черчесова спрашивали, не желает ли он как-то повлиять на перемены в российском футболе. Но тренер отвечал, что это «не его территория». Кто должен это делать — ставить вопросы, предлагать решения?

— Все те люди, кто имеет отношение к футболу. Это их детище, ради этого они живут. Получают удовольствие и финансовые преференции. Главный заказчик всех спортивных начинаний и направлений — это тренер национальной сборной. И дальше идет тренер молодежной сборной, он для своего возрастного пласта дает госзаказ. Дальше — юноши. Это те производные силы, которые обязаны поднимать, вскрывать, заставлять шевелиться. Делать все возможное, чтобы будить на подвиги тех людей, которые хотят сделать что-то для футбола, но не знают деталей. А большие специалисты в этом вопросе должны помогать, подталкивать людей к решению.

Тренер сборной России

Главный заказчик всех спортивных начинаний и направлений – это тренер национальной сборной

— Еще вопрос, который задают не первый год: кому сейчас нужна система «осень — весна»? Уже много лет по ней играем, сейчас уже можно сказать, чего больше — пользы или вреда? 

— Не знаю, как насчет вреда, но пользы точно никакой. Вот берем чемпиона — «Зенит». Если бы играли по системе «весна — осень», то в октябре они бы доиграли, и с января по июнь есть полгода, чтобы формировать команду, приглашать игроков для Лиги чемпионов, которая будет в следующем году — в сентябре. Есть первое трансферное окно, после него второе. Они игроков обкатывают. А сейчас они выиграли, им сразу надо выходить в Лигу чемпионов. Второе — финансовые дела. В январе формируется бюджет. Вот команда вышла в лигу выше — и 1 января всем известно, где команда играет, под это формируется бюджет. А если команда вышла в мае, а бюджеты уже все сотканы? А дальше — спортивные моменты. Вот чемпионат закончился в мае. Игроки практически не отдыхали, снова у них подготовка к следующему. В общем, много неправильного.

— Огромный разрыв между нищетой детского футбола и огромными зарплатами футболистов не обсуждал только ленивый. Как Вы думаете, возможно ли этот разрыв как-то уменьшить, перенаправить потоки?

— Думаю, надо тех, кто в большом футболе, приучить отрабатывать эти деньги. Когда я был молодой, мы прекрасно знали: если едешь в Ленинград, там будет 80 тысяч зрителей. И это дает тебе возможность получить премиальные, но только если выигрываешь. Это 680 рублей на руки. И ты тренируешься, делаешь все возможное, чтобы тебя поставили в состав. Сегодня я один раз подписываю контракт — и я уже богатый человек! А нужно, чтобы человек хотел тренироваться! Потому что ты получишь бонус, если проводишь на поле определенное время. И на результате ты «завязан». Заставить себя играть изо всех сил может только тот, кто очень предан этому делу, кто совестливый перед собой, перед футболом и болельщиками. Но это далеко не все.

— К вопросу о мотивации. Как думаете, что получилось у сборной России на домашнем чемпионате мира в 2018 году и чего не хватило сейчас? 

— Наверное, тогда просто очень хотели. Сейчас «нюх притупился». Тогда была Москва, народ, общее воодушевление. И в игре мы все это выплеснули. Кому-то, возможно, внутренний голос сказал: «Если тогда получилось, то и здесь все будет». Но мы же не прибавили в мастерстве. Ничего не сделали для того, чтобы изменить ситуацию в футболе! Мы просто на той волне должны были все футбольные ресурсы, которые у нас есть, направить в нужное русло. Вот построили стадионы, расшевелили — все пошло. И вот на этой волне продолжить надо было марш положительных эмоций. А так… Все это дальше отдали на откуп нашей команде. А она не справилась. И не потому, что сборная не хотела. Она просто слабее соперников играла в футбол. А что там Черчесов — да хоть пять тренеров поставьте! Вот поставьте одновременно Капелло, Черчесова, Слуцкого — и мы все равно проиграем. И Дании, и Бельгии.

— Какие практические шаги могли бы сейчас привести к изменению ситуации? 

— Как бы я сделал? Создал бы несколько комиссий, начиная с юношеского футбола. Как это было в 1974 году, когда двенадцать групп по два человека поехали по Советскому Союзу. Сначала решили, в какие школы их направят, и побывали «на местах». Обсудили проблемы организационные, чего не хватает с точки зрения материально-технической базы. После чего открыли 75 баз олимпийского резерва, 16 школ-интернатов спортивного профиля, заведения с продленным днем обучения. Прибавили зарплату, определили количество часов: сколько тренер должен работать. И пошел процесс! И появились люди. Добровольский, Кирьяковы, Саленко, Онопко, Шалимовы — плеяда больших мастеров, которые в дальнейшем прославляли наш футбол. У нас тогда около тридцати человек уехало за рубеж. Если сейчас сделать так же, собрать «материал» и на самом высоком уровне решить эти дела, не сразу, но пойдет дело.

Игорь Шалимов в Наполи

В 90-е у нас около 30 футболистов играли в Европе. Добровольский, Кирьяков, Саленко, Онопко, Шалимов – плеяда больших мастеров, которые прославляли наш футбол

И такая же картина нужна наверху. Мы в последний раз, если не ошибаюсь, лет пятнадцать назад собирали всех тренеров первого и высшего дивизиона. Это ненормально! Когда европейские страны после каждого футбольного года собираются и рассказывают — какие тенденции и проблемы возникли. Вот после только что прошедшего Чемпионата Европы мы обязаны всех посадить за один стол. Но для этого должен быть материал обсуждения: какие проблемы, что у нас происходит с учебно-тренировочным процессом, как мы ведем подготовку?

Все это наносное — что нет денег или стадиона. Главное — мы в футбол плохо играем. Когда Юрий Семин написал большую статью по поводу выступления «Локомотива» в Лиге чемпионов, он там ясно показал все параметры, в которых отстаем. И понятно, что наш учебно-тренировочный процесс оставляет желать лучшего. Мы же нигде не говорим про это!

— Как вариант: отправлять тренеров за границу на обучение?.. 

— Надо сначала у себя определить, что происходит? Что у нас в хороших школах, в посредственных и в плохих. И то же самое — в командах мастеров. Почему мы при Лобановском бежали, и другие команды в этом не имели преимущества перед нашим футболом. Никогда! Потому что был главный козырь российского футбола — функционально-атлетическая подготовка.

Если ее нет, то хоть десять стадионов построй. Не было у нас стадионов, полей — на асфальте работали. В Ростове работали! А Глушаков, Хидиятуллин, Заваров — игроки сборной национальной! На асфальте воспитывались. Потому что люди работали.

— А что же мешает сейчас поднять на новый уровень ОФП? Есть же специалисты в стране.

— А кто это должен делать? Я об этом и говорю. Должен быть направляющий перст. Я к этому и призываю! Нужен диалог, рассказ, понимание. Сегодня во многом дело за тренерами. А чтобы они по-другому начали работать, надо их собрать, донести, вооружить и потребовать.

Если у нас в стране только процентов двадцать тренеров, работающих в детском и юношеском футболе, подходят целям и задачам? А все остальные — не соответствуют: и зарплаты, и уровень требований, и педагогический дар… Если в «Спартаке», когда я начинал, тренерами работали шесть заслуженных мастеров спорта и два Олимпийских чемпиона. В «Динамо» — пять заслуженных мастеров спорта. Тогда Бесков работал в юношеском футболе! А у нас сейчас большие мастера вообще не идут в юношеский футбол.

Ника Песчинская
Эксперт сайта
Спортивный журналист со множеством наград. Эксперт сайт Stavkinasport.com
Максимальные коэффициенты на ближайшие матчи
Все лучшие коэффициенты
Поделиться с друзьями
Похожие посты
Ваш комментарий будет первым
Поделитесь вашим мнением и получите уникальный бонус!
Ваш комментарий будет первым
Поделитесь вашим мнением и получите уникальный бонус!